Атомный многофункциональный подводный крейсер: асимметричный ответ Западу

Флот США и их союзников в настоящее время значительно превосходит флот Российской Федерации (РФ). Соревноваться с ними количеству кораблей и темпам ввода их в строй в ближайшей перспективе нереально. Таким образом, возникает необходимость асимметричного ответа.

Со времён СССР асимметричная тактика строилась на применении противокорабельных ракет (ПКР), запускаемых с воздушных, подводных и надводных носителей.

Надводные группировки кораблей стран НАТО строятся вокруг авианосных групп. Соответственно, зона ответственности такой группы контролируется на значительном удалении за счёт авиационных средств разведки – самолётов дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) и противолодочных самолётов и вертолётов (ПЛО).

Дальность обнаружения самолётов и кораблей самолётом ДРЛО превышает 500 км, крылатых ракет – свыше 250 км. Это позволяет уничтожать как носители, так и сами ПКР с дальностью применения до 500 км средствами палубной авиации и ПВО надводных кораблей. За счёт применения ракет с активной радиолокационной головкой самонаведения (АРГСН) и внешнего целеуказания от самолётов ДРЛО возможно поражение ПКР на всей протяжённости полёта.

Организация средств ПВО АУГ США

 

Для ПКР с дальностью применения свыше 500 км, таких как ракета «Кинжал», существует проблема выдачи достаточно точных координат для целеуказания. Разведывательная спутниковая группировка, способная оперативно отслеживать авианосные соединения, по открытой информации у России в настоящий момент отсутствует. Кроме того, в случае глобального конфликта спутники могут быть уничтожены противоспутниковым оружием. Применение разведывательных самолётов для точного определения координат АУГ не гарантирует, что их не обнаружат и не уничтожат раньше.

Противолодочные рубежи авианосного соединения превышают 400 км, но не являются непреодолимыми, и не гарантируют стопроцентного обнаружения подводных лодок. Это подтверждается случаями, когда подводные лодки СССР всплывали в непосредственной близости от АУГ.

В целом подводные лодки обладают существенно большей боевой устойчивостью по сравнению с надводными кораблями, однако, проблема целеуказания для ПКР подводных лодок также актуальна, как и актуально поражение ПКР ракетами с АРГСН и внешним целеуказанием.

Исходя из изложенного, для противодействия крупным соединениям надводных кораблей, включая авианосные ударные группы, предлагаю на новом уровне реализовать асимметричную концепцию, включающую новые образцы вооружения и тактику его применения.

Основой концепции должна стать новая боевая единица, по функционалу объединяющая возможности подводной лодки и эсминца/крейсера. Предполагаемое предварительное наименование — Атомный многофункциональный подводный крейсер (АМФПК).

Для максимального снижения себестоимости и увеличения скорости создания предлагаю реализовать АМФПК на базе ракетного подводного крейсера стратегического назначения (РПКСН) проекта 955A «Борей». Максимально унифицировать элементы корпуса, силовую установку, гидроакустический комплекс, системы жизнеобеспечения.

Основные отличия АМФПК:

1. Замена шахт баллистических ракет на универсальные вертикальные пусковые установки для крылатых и зенитных ракет.

2. Установка РЛС с активной фазированной антенной решёткой (АФАР) на подъёмной мачте, убирающейся в подводном положении, позволяющей применять зенитные управляемые ракеты (ЗУР) комплексов С-350/С-400/С-500

3. Установка оптической локационной станции, включающей дневной, ночной и тепловизионный каналы.

4. Установка мощных источников помех в радиолокационном диапазоне, на основе современных решений для вооружённых сил России.

5. Установка боевой информационно системы (БИУС), обеспечивающей применение установленного вооружения.

Установка убирающейся мачты с РЛС с АФАР скорее всего потребует увеличения размеров рубки. При её проектировании необходимо реализовать комплекс мер по снижению заметности в радиолокационном диапазоне длин волн.

Исходя из массогабаритных характеристик антенных решёток РЛС «Sampson» и РЛС «S1850M» британских эсминцев типа «Деринг», масса РЛС с АФАР не должна превышать десяти тонн. Подъём АФАР должен осуществляться на высоту от десяти до двадцати метров. Нерешаемой данная задача не видится, современные автокраны с телескопической стрелой способны поднимать груз массой около десяти тонн на высоту свыше тридцати метров.

В процессе разработки возможно снижение массы АФАР. Например, разрабатываемые АО «НИИПП» планарные АФАР обладают существенными преимуществами по массогабаритным характеристикам по сравнению с другими решениями. В разы уменьшается масса и толщина полотна АФАР. Это позволяет использовать их для нового класса антенных систем – конформных антенных решеток, т.е. повторяющих форму объекта.

Сравнение габаритов «классической» и планарной АФАР (ОАО «НИИПП», г. Томск)

Если всё же возникнут конструктивные сложности с выносом АФАР на указанную высоту, то она может быть размещена ниже, или вообще по бокам существующей рубки (конформные антенны), что уменьшит возможности по поражению низколетящих целей и, соответственно, снизит потенциал АМФПК по решению некоторых типов задач. Возможно, что внесение изменений в корпус подводной лодки, включая установку крупных выдвижных конструкций, потребует уменьшить максимальную глубину погружения АМФПК.

Предполагаемый боекомплект АМФПК должен включать в себя:

— ПКР «Оникс», «Калибр», «Циркон»;

— ЗУР из состава комплексов С-350/С-400/С-500 в «морском» исполнении;

— крылатые ракеты (КР) большой дальности типа «Калибр» для применения по наземным целям, возможно, баллистические ракеты на базе ракет оперативно-тактического ракетного комплекса (ОТРК) «Искандер», если такие ракеты будут разработаны/адаптированы для флота;

— невозвращаемые беспилотные летательные аппараты (БПЛА), назначение которых будет рассмотрено далее.

Сохраняется существующее вооружение, применяемое из торпедных аппаратов.

Невозвращаемые БПЛА предположительно могут быть разработаны на базе существующих дозвуковых ракет «Калибр». Взамен боевой части устанавливаются средства разведки – РЛС, линия передачи данных и средства постановки помех. Его предназначение – поиск точных координат АУГ для выдачи целеуказания ПКР. После запуска БПЛА набирает максимальную высоту, осуществляя круговое сканирование водной поверхности. После обнаружения АУГ БПЛА осуществляет полёт в её сторону, уточняя координаты кораблей ордера и одновременно осуществляя постановку помех.

Проводя аналогию с подводными лодками типа «Огайо», адаптированными для применения крылатых ракет «Томагавк», АМФПК на базе РПКСН 955A «Борей» должен вместить порядка ста универсальных пусковых ячеек.

ПЛАРБ типа «Огайо» вмещает 24 баллистические ракеты, ПЛАРК типа «Огайо» вмещает 154 крылатые ракеты «Томагавк». Соответственно если РПКСН 955A «Борей» вмещает 16 баллистических ракет, то 154 / 24 х 16 = 102 УВПУ.

К сожалению, на настоящий момент в российском флоте отсутствует действительно универсальная вертикальная пусковая установка, в которую могут быть загружены как крылатые, так и зенитные ракеты, или у меня отсутствует информация по такой установке. Если данная задача не будет решена, то это существенно снизит гибкость формирования боекомплекта АМФПК, так как на этапе строительства будет определено фиксированное соотношение ячеек для крылатых и для зенитных ракет.

При отсутствии УВПУ для всех типов планируемого к использованию вооружения предлагаю реализовать универсальность отсека вооружения следующим образом.

Пусковые ячейки КР, ПКР и ЗУР монтируются в специализированные контейнеры вооружения, содержащие установки вертикального пуска (УВП) соответственно для КР/ПКР или ЗУР. Контейнеры вооружения в свою очередь размещаются во внутреннем универсальном отсеке вооружения АМФПК. Таким образом, меняя состав контейнеров можно изменять тип боекомплекта АМФПК. Замена боекомплекта после его израсходования может осуществляться как заменой ракет в УВП, так и заменой самих УВП (контейнеров) и их дальнейшей перезарядкой вне АМФПК. Оптимальные размеры универсальных контейнеров вооружения должны определяться на этапе проектирования.

Существенно повысить выживаемость АМФПК может реализация возможности запуска всех типов ракетного вооружения (ЗУР) из-под воды. В случае если возможность оснащения АМФПК выдвижной мачтой может быть конструктивно реализуема, запуск ЗУР с глубины хотя бы несколько метров позволит АМФПК не всплывать полностью, а поднимать на поверхность только мачту с РЛС и ОЛС.

Принимая соотношение как 52 ячейки для крылатых ракет и 50 ячеек для зенитных ракет, можно сформировать следующий боекомплект:

— 10 крылатых ракет типа «Калибр для поражения наземных целей»;

— 40 ПКР типа «Оникс», «Калибр», «Циркон»;

— 30 ЗУР большой дальности на базе ЗУР комплексов С-400/С-500;

— 80 ЗУР малой/средней (по 4 в ячейке) на базе ЗУР комплексов С-350/С-400/С-500;

— 2 невозвращаемых разведывательных БПЛА на базе существующих крылатых ракет.

Состав боекомплекта корректируется в зависимости от решаемых АМФПК задач. Номенклатура вооружения, применяемого из торпедных аппаратов, в целом сохраняется, но также может быть откорректирована по задачам.

Отдельно необходимо рассмотреть применение на АМФПК лазерного оружия. Несмотря на скептическое отношение многих к лазерному оружию, нельзя не отметить существенный прогресс в данном направлении. Получение компактных установок на оптоволоконных и твердотельных лазерах мощностью до ста киловатт, размещаемых на автомобилях, позволяет предположить возможность создания аналогичного лазерного комплекса мегаватного класса, массогабаритные характеристики которого позволят разместить его на подводной лодке. Наличие ядерного реактора в качестве источника энергии позволит обеспечить лазер необходимым электропитанием.

Возможность создания такого лазерного оружия в России остаётся под вопросом, поскольку достоверных испытаний о лазерах такой мощности нет. Характеристики лазерного комплекса «Пересвет» засекречены, его мощность и назначение неизвестны. Созданные в России технологические лазерные комплексы на базе CO2 лазеров обладают мощностью порядка 10-20 киловатт. Компания «ИРЭ-Полюс», производящая мощные оптоволоконные лазеры, формально является частью компании «IPG Phtonix», зарегистрирована в США, и применение её продукции в военных целях маловероятно.

Причина, по которой установка лазерного вооружения вообще рассматривается на АМФПК, это сочетание оружия с неограниченным боекомплектом (при наличии ядерного реактора) и возможности уничтожения авиационных средств противника без демаскировки в виде стартующей зенитной ракеты. В качестве первоочередных целей лазерного комплекса выступают самолёты ДРЛО типа Грумман E-2 «Хокай», самолёты ПЛО типа Боинг P-8 «Посейдон» и БПЛА большой дальности MC-4C «Triton».

В рамках программы Boeing YAL-1 США рассматривалась возможность поражения лазером мегаватного класса стартующих баллистических ракет на удалении до 500 км. Несмотря на закрытие программы, были получены определённые результаты по поражению учебных баллистических целей. Для АМФПК подойдёт существенно меньшая дальность поражения, которая может составлять порядка ста-двухсот километров, что позволяет рассчитывать на достаточно высокую эффективность комплекса в хороших метеоусловиях.

В случае применения пакета оптоволоконных лазеров можно рассмотреть возможность обеспечения раздельного наведения пакетов. При установке пяти пакетов по 200 киловатт, АМФПК получит возможность одновременного поражения пяти целей одновременно. В качестве таковых могут рассматриваться дозвуковые ПКР, низколетящие БПЛА, небронированные вертолёты, моторные лодки и катера. При необходимости атаки крупной удалённой цели пакеты сводятся в один канал / фокусируются на одной цели.

В дальнейшем описании сценариев применение АМФПК применение лазерного вооружения не раскрывается. В целом оно эквивалентно применению ЗУР с поправкой на специфику использования данного типа вооружения.

Немецкий концерн Rheinmetall испытал высокоэнергетический лазер. Мощность лазера меньше минимального значения, необходимого для поля боя — 100 кВт, но одновременное наведение на цель сразу нескольких лучей дает возможность оружию достичь схожих, с требуемым минимум, результатов. В некоторых случаях, когда нет необходимости в высокой мощности луча, все лазерные оружейные модули имеют возможность работать по отдельным целям.

Разумеется, разработка и установка лазерного комплекса должны рассматриваться как с точки зрения возможности реализации на существующем технологическом уровне, так и относительно критерия стоимость/эффективность, с учётом имеющихся наработок в России и за рубежом.

Основные сценарии применения АМФПК:

— уничтожение авианосных ударных групп и корабельных соединений;

— функции противоракетной обороны (ПРО) – уничтожение стартующих баллистических ракет на начальном участке траектории в районах патрулирования ПЛАРБ вероятного противника;

— уничтожение противолодочной авиации, прикрытие РПКСН;

— нанесение массированных ударов крылатыми ракетами с конвенционной или ядерной боевой частью по территории вероятного противника;

— уничтожение самолётов транспортной авиации на маршрутах перелёта, прерывание линий снабжения;

— уничтожение искусственных спутников земли по оптимальной траектории (если такая возможность будет реализована ракетами комплекса С 500);

— уничтожение крылатых ракет и БПЛА, запущенных по территории союзников России в региональных конфликтах.

Рассмотрим подробнее сценарии применения АМФПК.

Уничтожение авианосных ударных групп.


Ударная группа состоит из двух АМФПК и двух многоцелевых атомных подводных лодок (МЦАПЛ) типа «Ясень» (проект 885/885М). МЦАПЛ типа «Ясень» осуществляют прикрытие АМФПК от ПЛА противника и участвуют в нанесении удара ПКР по АУГ.

Предварительное местоположение АУГ определяется по излучению самолётов ДРЛО или получению данных от внешних источников разведки. Сканирование осуществляется пассивными антеннами без демаскировки подводных лодок. В случае обнаружения самолётов ДРЛО группа расходится, охватывая АУГ по большому радиусу. Цель – обеспечить досягаемость ЗУР до самолётов ДРЛО осуществляющих патрулирование и незамеченными подойти к АУГ на дальность пуска ПКР.

В зависимости от расстояния до самолёта ДРЛО и метеоусловий осуществляется частичное всплытие, выдвижение мачты с РЛС и ОЛС и наведение ЗУР на источник радиосигнала, по данным ОЛС или АФАР, работающей в режиме LPI («низкой возможности перехвата сигнала»). Одновременно осуществляется обнаружение самолётов и вертолётов ПЛО, боевых самолётов в воздухе F/A-18E, F-35.

После захвата на сопровождение всех доступных целей АМФПК осуществляет всплытие и запуск ЗУР по всем летательным аппаратам противника в зоне досягаемости. Скорость полёта ЗУР составляет от 1000 м/с до 2500 м/с. Исходя из этого время поражения целей составит от двух до пяти минут с момента запуска ЗУР.

Одновременно осуществляется запуск невозвращаемого БПЛА. После запуска БПЛА набирает максимальную высоту, осуществляя круговое сканирование водной поверхности. После обнаружения АУГ БПЛА осуществляет полёт в её сторону, уточняя координаты кораблей ордера и одновременно осуществляя постановку помех.

Сразу после получения уточнённого целеуказания осуществляется запуск ПКР со всех подводных лодок ударной группы. Исходя из вышеуказанного боекомплекта АМФПК, суммарный залп может составить до 120 ПКР (по 40 ПКР на АМФПК и по 30 на МЦАПЛ типа «Ясень»).

С учётом того, что авиация противника будет уничтожена или будет осуществлять активное уклонение от ЗУР, выдача внешнего целеуказания или поражение ПКР авиацией маловероятно. Соответственно возможности АУГ противостоять массированной атаке низколетящих целей будут существенно снижены.

Среднее время нахождения на поверхности после всплытия не должно превышать 10-15 минут. Затем осуществляется уход под воду и скрытие от сил противника. В случае обнаружения действий противолодочной авиации противника может осуществляться активная оборона – подвсплытие и уничтожение авиации противника.

Детальная проработка тактики применения, с учётом реальных характеристик разрабатываемого вооружения, может внести изменения в указанную тактику. Главным нововведением здесь является возможность АМФПК активно противодействовать авиации противника, являющейся главным козырем АУГ.

Также АМФПК, в отличие от надводного корабля практически неуязвим для ПКР, т.к. его время нахождения на поверхности невелико. Это ограничит номенклатуру применяемого против АМФПК вооружения торпедами и глубинными бомбами. С учётом наличия у АМФПК серьёзных возможностей ПВО, для авиации противника это будет непростой задачей.

Альтернативный вариант применения АМФПК против АУГ – расчистка неба для бомбардировщиков-ракетоносцев перед пуском ПКР. Этим обеспечивается существенное уменьшение вероятности поражения носителей ПКР и исключение загоризонтной стрельбы по низколетящим ПКР.

Осуществление противоракетной обороны (ПРО).

Основой стратегических ядерных сил стран НАТО является морская составляющая – атомные подводные лодки с баллистическими ракетами (ПЛАРБ).

Доля ядерных зарядов США, развёрнутых на ПЛАРБ свыше 50% всего ядерного арсенала (порядка 800 — 1100 боеголовок), Великобритании – 100% ядерного арсенала (порядка 160 боеголовок на четырёх ПЛАРБ), Франции 100% стратегических ядерных зарядов (порядка 300 боеголовок на четырёх ПЛАРБ).

Уничтожение ПЛАРБ противника является одной из первоочередных задач в случае глобального конфликта. Однако задача уничтожения ПЛАРБ осложняется сокрытием противником районов патрулирования ПЛАРБ, сложностью определения её точного местоположения и наличием боевого охранения.

В случае, если имеется информация о примерном местонахождении ПЛАРБ противника в мировом океане, АМФПК может осуществлять дежурство в данном районе наряду с подводными лодками-охотниками. В случае начала глобального конфликта на лодку-охотника возлагается задача уничтожения ПЛАРБ противника. В случае если эта задача не выполнена, или ПЛАРБ начала запуск баллистических ракет до момента уничтожения, на АМФПК возлагается задача перехвата стартующих баллистических ракет на начальном участке траектории.

Возможность решения данной задачи зависит в первую очередь от скоростных характеристик и дальности применения перспективных ракет из состава комплекса С-500, предназначенных для противоракетной обороны и поражения искусственных спутников земли. Если данные возможности будут обеспечиваться ракетами из состава С-500, то АМФПК может реализовать «удар в затылок» стратегическим ядерным силам стран НАТО.

Уничтожение стартующей баллистической ракеты на начальном участке траектории несёт в себе следующие преимущества:

1. Стартующая ракета не может маневрировать и имеет максимальную заметность в радиолокационном и тепловом диапазоне.

2. Поражение одной ракеты позволяет уничтожить сразу несколько боевых частей, каждая из которых может уничтожить сотни тысяч, или даже миллионы человек.

3. Для уничтожения баллистической ракеты на начальном участке траектории не требуется знания точного местоположения ПЛАРБ противника, достаточно находиться в зоне дальности действия противоракеты.

В сочетании с возможностью уничтожения самих носителей, в первую очередь находящихся на обслуживании в доках (крылатыми ракетами большой дальности), можно ожидать заметного снижения эффективности применения ядерного оружия США. В определённых условиях возможно полной уничтожение стратегических ядерных сил Великобритании или Франции. Можно считать это асимметричным ответом на размещение систем ПРО рядом с границами РФ.

Уничтожение противолодочной авиации, прикрытие РПКСН.

В рамках данной задачи АМФПК обеспечивает сопровождение собственных РПКСН. За счёт обеспечения возможности эффективного уничтожения противолодочной авиации и надводных кораблей противника может быть существенно повышена устойчивость подводной компоненты стратегических ядерных сил. Уничтожение эсминцев и крейсеров с управляемым ракетным вооружением в зоне запуска стратегических баллистических ракет позволит предотвратить их поражение на начальном участке траектории средствами корабельной ПРО.

Нанесение массированных ударов крылатыми ракетами.

АМФПК действует аналогично ПЛАРК типа «Огайо». Большая часть боекомплекта состоит из крылатых ракет большой дальности, остаётся лишь небольшое количество ЗУР и ПКР для самообороны АМФПК. Не самая рациональная задача для этих кораблей, но в некоторых случаях может быть востребована. Преимуществом АМФПК в данном случае станет возможность приблизить рубежи пуска КР к берегам противника за счёт возможности активно противодействовать авиации ПЛО.

Уничтожение самолётов транспортной авиации на маршрутах перелёта, прерывание линий снабжения по морю.

Задача, аналогичная решаемой «Волчьими стаями» немецких подлодок во время Второй мировой войны. В отличие от подлодок адмирала Дёница, АМФПК может эффективно уничтожать все типы целей на воде, под водой (не приоритетно) и в воздухе. Размещение АМФПК на маршрутах перелёта транспортных самолётов и движения морского транспорта, в случае глобального конфликта позволит «перерезать» пути снабжения из США в Европу.

Противодействие АМФПК потребует отвлечения значительных сил для охраны морских конвоев. Изменение трасс движения транспортных самолётов, с увеличением протяженности их полёта, увеличит время на доставку груза, потребует прикрытия боевыми самолетами с противорадиолокационными ракетами и торпедами для противостояния АМФПК. Также могут быть уничтожены самолёты топливозаправщики, являющиеся основой стратегической мобильности авиации США. Побочным эффектом будет постоянный стресс экипажей самолётов, так как возможности противостоять мощным ЗУР в океане у них не будет, одиночный транспортный самолёт или топливозаправщик гарантированно будет уничтожен.

Для сил эскорта АМФПК не будет лёгкой мишенью и сможет действовать даже против охраняемых конвоев.

Уничтожение ИСЗ.

При условии, что в состав ЗРК С-500 будут включены ракеты, обладающие возможностью уничтожения ИСЗ, такая же возможность может быть реализована и на АМФПК. Преимуществами АМФПК будет возможность выхода на позицию в мировом океане, обеспечивающую оптимальную траекторию для поражения выбранных ИСЗ. Также запуск в районе экватора Земли обеспечивает возможность поражения целей на большей высоте (вывод грузов на орбиту с экватора используется в коммерческом плавучем космодроме «Морской старт»).

Уничтожение крылатых ракет и БПЛА, запущенных по территории союзников России в региональных конфликтах.

В операциях, аналогичных компании в Сирии, АМФПК, осуществляющие дежурство в р-не побережья Сирии, могли бы частично уничтожать крылатые ракеты, запущенный по территории Сирии, на участке полёта над водой, где ракеты не могут укрыться в складках местности, тем самым снижая эффективность ударов кораблей, подводных лодок и самолётов блока НАТО. Дополнительным эффективным средством воздействия может стать применение радиолокационных помех.

Необходимость может возникнуть в том случае, когда поражение пилотируемых носителей может спровоцировать глобальный конфликт, но необходимо максимально ослабить удар по союзнику.

Исходя из вышеизложенного, можно предположить, что создание АМФПК будет эффективным асимметричным решением военно-морского флота России на мощные корабельные группировки стран НАТО.

В настоящий момент завершается строительство серии РПКСН проекта «Борей». В случае своевременной разработки АМФПК на базе проекта 955М, их строительство может быть продолжено на освободившихся стапелях. С учётом опыта, полученного при изготовлении серии РПКСН типа «Борей», можно ожидать меньший уровень технологических рисков, чем например, при реализации проекта эсминцев типа «Лидер». Реализация эсминцев типа «Лидер» потребует создания несуществующих в настоящий момент газовых турбин, этот же проект с атомным реактором превратит эсминец в крейсер, с соответствующей стоимостью. В любом случае АМФПК будут обладать несравнимо большей гибкостью применения и боевой устойчивостью, по сравнению с надводными кораблями, которые гарантированно будут обнаружены и уничтожены в случае столкновения с превосходящими силами противника.

Для тех действий, когда без надводных кораблей не обойтись – демонстрации флага, сопровождения транспортных кораблей, поддержки десантных операций, участия в конфликтах малой интенсивности, на мой взгляд, достаточно строительства фрегатов, в том числе увеличенного водоизмещения, как предполагаемый проект 22350М.

Строительство серии из двенадцати АМФПК, укомплектование их сменными экипажами и проведение своевременного технического обслуживания, позволит реализовать высокий коэффициент оперативной напряжённости, и держать в море одновременно восемь АМФПК.

Согласно информации из открытой печати, в России в настоящий момент разрабатывается новое поколение подводных лодок. К их возможным преимуществам относят модульность конструкции, применение новейших реакторов, гидролокационных комплексов, меньшую шумность. Возможно, с учётом всех этих нововведений, реализовать АМФКП оптимально на базе конструкции подводных лодок нового поколения. Однако ввиду недостатка информации этот вариант не рассматривался. В случае реализации АМФПК на базе подводных лодок нового поколения, срок их поступления на вооружение существенно возрастёт, усилятся финансовые и технические риски.

 

18
Декабрь
0
17

Комментарии к записи: 0

Оставить комментарий
avatar