Черноморский судостроительный завод: ТАКР «Варяг»

Когда стапельный период постройки заказа 105 – тяжелого авианесущего крейсера «Леонид Брежнев» – подходил к завершению, на предстапельной плите Черноморского судостроительного завода уже находились несколько собранных блоков следующего корабля, заказа 106. В них уже были установлены главные турбозубчатые агрегаты и котлы.

В 1985 году никто в заводе, да и во всем тогда, казалось, нерушимом Советском Союзе, не мог предположить, что будущий авианосец станет отличным пополнением не советского, а китайского военно-морского флота. Но это произойдет позже. А пока что, полные трудового энтузиазма, работники одного из крупнейшего в стране судостроительного центра готовились к спуску "Леонида Брежнева", чтобы продолжить эстафету строительства авианесущих кораблей уже на новом этапе.

И снова «Рига»…

Решение о строительстве второго корабля по проекту 1143.5 было принято в 1983 г. От головного (переименованного вскоре после закладки в честь скончавшегося Генерального Секретаря ЦК КПСС в «Леонид Брежнев») новый крейсер получил по наследству название «Рига». Постройка «Риги» началась сразу же после освобождения стапеля номер «0», когда головной корабль проекта 1143.5 был отбуксирован к достроечной набережной Черноморского завода.

Поскольку завод получил заказ на постройку очередного авианесущего крейсера за два года до спуска «Леонида Брежнева», к началу строительства заказа 106 успели основательно подготовиться. На предприятие были своевременно доставлены главные турбозубчатые агрегаты Кировского завода. Используя собственные мощности, заранее изготовили 8 котлов. Заблаговременно были заготовлены другие материалы и оборудование. Все эти меры позволили смонтировать турбины и котлы на закладных днищевых секциях, которые ожидали своего часа на предстапельной плите.

Тяжелый авианесущий крейсер «Рига» был официально заложен на стапеле номер «0» Черноморского судостроительного завода 8 декабря 1985 года. В качестве закладных были установлены днищевые секции носового машинно-котельного отделения с двумя турбозубчатыми агрегатами и четырьмя котлами. Во время строительства заказа 106 в отличие от заказа 105 не было сделано ни одного технологического выреза в корпусе для загрузки механизмов – все монтировалось непосредственно в блоках.

Предполагалось, что «Рига» будет идентична «Леониду Брежневу», однако уже летом 1986 г. вышло постановление Совета Министров СССР об изменении ряда тактико-технических характеристик корабля. В первую очередь это касалось радиоэлектронного оборудования и средств радиоэлектронной борьбы. Вместо радиолокационного комплекса «Марс-Пассат» крейсер должен был получить более совершенный «Форум». Систему радиоэлектронного противодействия «Кантата-11435» было решено заменить новым ТК-146 «Созвездие-БР». Подобные рокировки потребовали перепланировки и переделки более 150 помещений корабля. В основном это касалось надстройки-острова.

Вынужденные переделки затянули стапельную фазу постройки «Риги» на 9 месяцев. К спуску корабль был готов уже с затянутыми в корпус магистральными кабелями – на этих работах были заняты несколько сот рабочих николаевского завода «Эра».

Во время строительства корпуса тяжелого авианесущего крейсера Черноморский завод впервые столкнулся с недостатком грузоподъемности двух кранов финского производства, которые вместе могли поднять конструкцию массой до 1400 тонн. Энергоотсеки №3 и №4 с установленным в них оборудованием превышали эту величину, и поэтому их пришлось формировать непосредственно на стапеле.

Корабль в целом был готов к спуску к ноябрю 1988 года. День церемонии был назначен на 25 ноября. На торжественном событии должны были присутствовать не только высокие флотские чины, но и представители многочисленных конструкторских бюро, в первую очередь Невского, Микояна и Сухого. В качестве гостей были приглашены летчики Герои Советского Союза Виктор Пугачев и Токтар Аубакиров.

Прибыла и делегация города Риги. По воспоминаниям главного строителя заказа 106 Алексея Ивановича Середина, гости из Прибалтики не могли понять, почему такой большой и мощный военный корабль получил название их города. Пришлось им объяснять, что подобный факт является давнишней флотской традицией: присваивать большим кораблям названия крупных населенных пунктов. Скорее всего, недоумение латышских гостей было вызвано не столько незнанием флотских традиций, а набирающим обороты процессом дестабилизации страны, названным «перестройкой».

Спуск «Риги» прошел штатно. Спусковая масса корабля достигала 40 тыс. тонн – на одну тысячу тонн больше, чем у предыдущего, 105 заказа. После спуска на воду крейсер был отбуксирован к достроечной стенке, где был подключен к береговым источникам энергоснабжения.

Достройка корабля продвигалась не без трудностей. Несмотря на своевременные по большей части поставки оборудования и материалов, ощущался дефицит рабочей силы. Первоочередной задачей перед заводом стояло скорейшее завершение работ на заказе 105, который готовился к испытаниям. Сдача флоту «Риги» планировалась на 1993 год, однако, к сожалению, этим планам не суждено было осуществиться.

Политические процессы разной степени разрушительности, но губительные в своей многочисленной совокупности, уже вовсю развивались в стране. Некогда один из самых благополучных в экономическом отношении регион СССР, Прибалтику, лихорадили страсти все более отчетливого националистического оттенка. В ночь на 11 марта 1990 г. Верховный Совет Латвии провозглашает государственную независимость республики и выход ее из состава СССР. Пока что, разумеется, в одностороннем порядке. Факт этот отразился в переименовании строящегося в Николаеве тяжелого авианесущего крейсера. 19 июня 1990 года приказом Главнокомандующего военно-морским флотом СССР он был переименован из «Риги» в «Варяг».

Экономическая ситуация в Советском Союзе стремительно ухудшалась – началась инфляция и все менее управляемый рост цен. Первоначальная себестоимость тяжелого авианесущего крейсера в 500 млн. рублей достигла в ценах на 1990 г. отметки в 1 миллиард и уверенно перешагнула ее. Начались некоторые трудности с финансированием, тем не менее работы продолжались достаточно интенсивно.

Летом 1991 г. суверенные ветры подули и в Киеве. В августе 1991 г. Украина провозгласила независимость. Осенью того же года, накануне президентских выборов, основной претендент на этот пост, а в недавнем прошлом второй секретарь ЦК КПУ, Леонид Макарович Кравчук посетил Черноморский судостроительный завод. Увиденная промышленная мощь «впечатлила» киевских чиновников – Кравчук назвал ЧСЗ настоящей жемчужиной. Также Кравчук пообещал заводчанам, что строительство авианосцев будет продолжено: кроме достраивающегося «Варяга», на стапеле вовсю формировался корпус заказа 107, так и не состоявшегося атомного тяжелого авианесущего крейсера «Ульяновск».

Финансовая система расчетов военно-морского флота еще продолжала действовать в уже агонизирующем государстве, и за 1991 год все работы на «Варяге» были оплачены. Были полностью оплачены перевыполнение плана и дополнительно перечислена компенсация в связи с ростом цен – порядка 100 млн. рублей.

Неприкаянный

Наступил 1992 год. К этому времени, после Беловежского сговора, Советский Союз прекратил свое существование. Политики, считавшие себя победителями, приступили к дележу колоссального наследства распавшейся державы. Еще крутились маховики и шестеренки совсем недавно единого экономического организма, но их вращение неуклонно замедлялось. В январе 1992 г. директор Черноморского судостроительного завода Юрий Иванович Макаров начал слать шифротелеграммы в Киев и в Москву на предмет перезаключения договора о финансировании дальнейших работ на «Варяге», который к этому времени находился в достаточно высокой степени готовности – около 67%.

Ни главы правительств, ни оба президента, ни министерства обороны не давали четкого ответа. Либо вообще не удостаивали ответом. Разумеется, самостоятельно достроить такой большой и сложный корабль, в создании которого принимали участие многие сотни предприятий и учреждений всего Советского Союза, Черноморскому заводу было не под силу. Директор Юрий Иванович Макаров был вынужден принять нелегкое решение о прекращении работ на заказе 106 и временной, как тогда казалось, консервации.

Консервацию завод произвел исключительно за свой счет: в первую очередь были проведены соответствующие процедуры с котлами и главными механизмами. Позаботились и о защите корпуса. Дело в том, что перед государственными испытаниями предыдущий корабль «Адмирал Кузнецов» был поставлен в док для осмотра и очистки днища. Во время этой процедуры была отмечена коррозия подводной части корпуса, особенно в задней его части. Чтобы избежать подобного на «Варяге», была смонтирована специальная защита – весь крейсер был окантован поясом из тросов, к которым были подвешены цинковые протекторы.

Впоследствии уже в Китае была отмечена хорошая сохранность корпуса «Варяга», несмотря на многолетнюю стоянку у стенки завода и отсутствие докования. Судьба корабля оказалась под большим вопросом, решение которого по прошествии лет вызывало все большее сомнение. Экономическая обстановка на просторах бывшего СССР ухудшалась – ставшие независимыми, но так и не сумевшие разбогатеть, его республики были озабочены собственным выживанием больше, чем проектами создания авианосного флота.

Все еще остававшийся огромным судостроительным центром, Черноморский завод был вынужден изыскивать средства для поддержания собственного существования – вместо военных кораблей началась постройка танкеров для греческого заказчика. Заказ 107, так и не состоявшийся «Ульяновск», был спешно распилен на металлолом, и груды порезанной высококачественной корабельной стали еще долго лежали под открытым небом по всей территории предприятия.

Стоявший у достроечной стенки «Варяг» ожидал своей участи. В 1993 году Россия наконец предпринимает некоторые шаги в попытке определенно решить судьбу корабля. Возникает идея о создании некоего межгосударственного координационного центра по достройке тяжелого авианесущего крейсера. С целью оценить ситуацию на месте в Николаев прибыли премьер-министры России и Украины Виктор Черномырдин и Леонид Кучма. Их сопровождала целая делегация из представителей президентов: Сергея Шахрая и Ивана Плюща, многочисленных министров и их помощников. Среди прибывших был и тогдашний главнокомандующий ВМФ России Феликс Николаевич Громов. Тяжелый авианесущий крейсер «Варяг» принадлежал к тому числу кораблей, которые никого из увидевших его не оставляли равнодушным. И прибывшие столичные гости не были исключением.

После осмотра завода и недостроенного корабля началось совместное заседание, на котором началось обсуждение условий передачи «Варяга» России. Вначале перед высоким и не очень международным начальством выступил тогдашний директор Черноморского судостроительного завода Юрий Иванович Макаров. Он доложил, что техническая готовность крейсера достигает почти 70%. Причем все эти проценты были уже оплачены советским военно-морским флотом, и деньги заводом получены. Следовательно, вопрос продажи Украиной крейсера России упирался в финансирование оставшихся недостроенными 30%.

Однако украинская сторона имела собственное мнение на этот счет. Она считала, что Российская Федерация должна выплатить полную стоимость корабля – ветры рыночной экономики, столь настойчиво раздувавшиеся Горбачевым, к тому времени уже не нуждались в посторонней помощи. Переговорный процесс зашел в тупик, обстановка накалилась. Виктор Черномырдин задал вопрос Макарову: что необходимо для достройки корабля такого класса? Вспыльчивый и не склонный лезть в карман за крепким словом, директор Черноморского завода ответил премьер-министру, что для подобной операции нужен военно-промышленный комплекс, Госплан, девять министерств и Советский Союз.

Леонид Кучма был недоволен ответом, а Черномырдин похвалил Макарова за искренность. Некоторые, в частности представитель президента Украины Иван Плющ, в прошлом директор совхоза, а в недавнем прошлом – первый заместитель председателя Киевского облисполкома КПУ, начали поучать Макарова, под руководством которого было построено в общей сложности, около 500 кораблей и судов, как надо правильно достроить авианосец. При этом Плющ не преминул указать на то, что заводы военно-промышленного комплекса вообще легко жили и работать разучились.

Это было уже слишком. Макаров, чье состояние от подобных глупостей уже приближалось к температуре внутриядерных процессов, был вынужден оборвать стратегические размышления пана Плюща о роли ВПК угрозой мер физического воздействия. Переговоры зашли в тупик. Дело было не только в принципиально разнящихся взглядах на цену продажи корабля – было ясно, что в условиях тотального развала, губительных последствий развала Советского Союза достроить тяжелый авианесущий крейсер не получится. В одиночку это было тогда не по силам ни России, ни тем более Украине. Судьба корабля по-прежнему оставалась неопределенной.

 

18
Декабрь
0
15

Комментарии к записи: 0

Оставить комментарий
avatar