Деградация ВПК Украины: почему украинские военные не любят свои новые танки

Казалось бы, новый современный танк должен быть всегда лучше старого, а новый БТР, разработанный с учетом последних веяний, априори лучше старого 30-летнего «железа». В ВСУ это правило не работает. Там все оценивается с точностью до наоборот.

«В целом резерв техники по-прежнему велик, но вся эта техника устарела, и потенциал модернизации практически исчерпан. Некоторые варианты модернизации оказываются неудачными в реальном бою. Например, танки Т-64БМ «Булат» в силу большого веса и слабого двигателя оказались неэффективными, были переведены в резерв и заменены линейными Т-64» (заместитель командующего Сухопутными войсками ВСУ по логистике генерал-майор Юрий Толочный).

Итак, почему Юрий Толочный считает старый добрый Т-64, вернее, одну из его последних лайт-версий модернизации (Т-64Б1М), более востребованным, нежели БМ «Булат», по праву считающуюся самой лучшей версией модернизации этого советского танка?

Нет, конечно, вопрос не в маневренности. На танке Т-64Б1М стоит двигатель 5ТДФ мощностью 700 л. с. На базовой версии БМ «Булат» — форсированная версия этого же двигателя 5ТДФМ мощностью 850 л. с. Возможно, генерал Толочный сравнивает «Булат» с Т-64БМ1М, на котором установлен двигатель 6ТД мощностью 1000 л. с. Но это некорректно, так как точно такой же двигатель при желании можно ставить и на БМ «Булат», если у заказчика будет на то желание.

Итак, не в маневренности все дело, а в том, что танки Т-64Б1М и Т-64БМ1М комплектуются со складов ВСУ запчастями и обвеской, доставшейся им от СССР, а для БМ «Булат» надо производить частично новое и дорогостоящее оборудование.

Собственно, именно поэтому в 2014 году Киев и остановился на этих двух основных версиях модернизации танка. Все, что для них было нужно, лежало на складах и не требовало затрат.

Наоборот, на таких модернизациях можно было еще очень неплохо заработать. Уголовные дела против директоров украинских бронетанковых заводов, где массово всплывали именно такие схемы попилов военных бюджетов, тому подтверждение.

Доходило до смешного. Завод продавал запчасти подставной фирме и покупал их же у следующей, но уже как новые. Причем сами запчасти никогда не покидали территории «родного» завода.

С танками, думаю, все понятно. Но тут у ВСУ все более менее неплохо. Советские запасы худо-бедно еще есть, и в кампаниях 2014-15 гг. танки уничтожались много реже, чем легко бронированная техника. Настоящий детектив начинается тогда, когда начинаешь погружаться в детали производства украинскими заводами именно таких машин.

И разобравшись, сразу начинаешь понимать чувства киевских солдат, которые очень не любят эти новоделы.

Все дело в броне и стволах

На самом деле проблема у Киева одна. Технологическая деградация. Все остальные беды являются ее производной. Все дело в том, что на Украине разучились катать хорошую броню. И вследствие этого все новые украинские бронетранспортеры и бронеавтомобили имеют одну и ту же проблему.

Впервые она была выявлена при выполнении так называемого иракского контракта еще при Януковиче. Одну из партий новых бронетранспортеров БТР-4 иракские военные просто отказались принимать, так как те имели трещины в корпусе (и массу других проблем).

 

После долгих попыток впихнуть невпихуемое и мытарств украинских политиков и дипломатов эти машины оказались на Донбассе, где как раз началась война. И здесь они снискали себе массу насмешек со стороны своих и противника. Машины покрывались трещинами и не держали пули обычного стрелкового оружия, часто ломались. Одним словом, «саботировали» ведение боевых действий и вели себя как настоящие «агенты Кремля» и пособники «сепаратистов».

Уже в результате первых боев стало ясно, что машины требуют коренной модернизации.

Кстати, подобные проблемы проявлялись не только у злополучных БТР-3 и БТР-4, но и во всех украинских новых бронеавтомобилях, выпущенных по контрактам Минобороны, начиная с 2014 года. Везде броня не держала пули, и везде ее пришлось усиливать. А усиление шло за счет увеличения веса. В результате, подвеска не выдерживала и ломалась, а сами машины из плавающих становились чисто сухопутными.

Чтобы вернуть плавучесть утяжеленным корпусам в последних версиях БТР-4, даже придумали дополнительные поплавки…

В общем, всего лишь одна, но важная технологическая проблема превратила некогда славную отрасль ВПК Украины в посмешище.

Кстати, то же самое у Киева происходит и со стволами. Знаете, что это за кожух вокруг ствола стандартной советской 30-мм пушки?

Его задача — стабилизировать ствол, так как без него орудие стреляет куда попало. Корень у этой проблемы тот же. Нет соответствующей марки стали, из которой можно изготовить качественные стволы. И так везде. Как только начинаешь изучать очередное киевское ноу-хау в области танкостроения, натыкаешься на последствия технической деградации отрасли.

Примечательно, что стволы крупных калибров на Украине не производят. И тоже по той самой причине. Ведь танковую 125-мм пушку в кожух уже не возьмешь, а без него стрелять она будет куда угодно, но не в цель.

Пример из жизни. Автор этих строк отлично помнит рассказ одного своего знакомого, который участвовал в испытаниях 125-мм танковых стволов, изготовленных в 1990-х на Сумском трубном заводе для танков пакистанского контракта. Уже тогда, буквально после распада СССР, сумчане никак не могли получить пушку с нужными характеристиками. Живучесть ствола была в 2-3 раза ниже советских образцов, и такое изделие не хотели принимать пакистанские заказчики. Из ситуации вышли просто. Со складов взяли нужное количество старых стволов, а туда взамен положили изделия сумских машиностроителей.

Когда в 2014 году Киев решил попытаться восстановить производство хотя бы таких «пушек», оказалось, что ни специалистов, ни соответствующих технологий на производстве больше нет. Потому и не делают сумчане сегодня пушек для АТО. Уже не могут. И так на Украине сейчас везде. Нет технологий, нет и качественной военной техники.

Думаю, теперь понятно, почему сегодня так ценятся в составе ВСУ сохранившиеся и модернизированные еще с советских складов образцы военной техники. И не нужно быть великим аналитиком, чтобы предсказать, что, как только полностью будут выбраны последние запасы бывшего СССР, так сразу боевая мощь этой армии начнет падать. Вернее, она уже падает, судя по заявлениям украинских военных, и этого пока не наблюдается в явном виде только потому, что на Донбассе уже третий год активных боевых действий не ведется.

 

18
Декабрь
0
23

Комментарии к записи: 0

Оставить комментарий
avatar