Их ответ «Армате». Украина строит новый танк

УССР vs независимая Украина

Военно-промышленный комплекс современной Украины и ОПК Украинской ССР имеют важное сходство. Обе республики обладали (а Украина продолжает обладать) возможностью строить основные боевые танки. Однако на этом общности заканчиваются. В годы холодной войны Харьковский завод имени Малышева произвел до 8 тыс. танков Т-64. К этой машине, конечно, можно относиться по-разному, но для своего времени танк был вполне прорывным. Что до самого завода, то даже в 90-е он мог похвастаться амбициозными планами и худо-бедно производил ОБТ. В 1996 году украинцы подписали соглашение с Пакистаном, предполагавший поставку 320 танков Т-80УД на сумму 550 млн долларов. Первую партию отгрузили в следующем году, а весь контракт исполнили в 1999-м. С темпом до 110 построенных танков в год.

Современному заводу имени Малышева такое даже не снится. Ситуация планомерно ухудшалась в 2000-е, а конфликт на Донбассе, по сути, лишь вскрыл проблемы, которые годами накапливались на предприятии. Несколько десятков с огромным трудом произведенных в интересах Таиланда танков БМ «Оплот» — лучшее тому подтверждение. В таких условиях попытка разработать и запустить в серию принципиально новый танк — отчаянный эскапизм. С другой стороны, украинский ВПК не теряет веры в «экономическое чудо», пусть даже через десять или пятнадцать лет.

Немного истории. Еще в советские годы специалисты Харьковского конструкторского бюро машиностроения занялись разработкой Объекта 477, также известного как «Молот». Это должна была быть могучая «махина» с гладкоствольным 152-мм орудием ЛП-83. Танк получил «лафетную» компоновочную схему, а экипаж находился ниже погона башни. Столь полюбившаяся аналогия с современным Т-14 на базе «Арматы» не совсем верна: Объект 477 лишь отчасти можно считать танком с необитаемой башней. Различия с другими танками в том, что весь экипаж из трех человек в данном случае располагается не выше крыши корпуса. Через люк в башне можно было садиться и покидать танк. Над корпусом находилась пушка с автоматом заряжания, прицельные комплексы и ряд других систем и агрегатов, обеспечивающих боеспособность танка.

Судьбу танка можно сравнить с судьбой российского Объекта 195. Частично потерянные советские технологии, отсутствие нужного финансирования и непонимание общей концепции применения танков в XXI веке привело к отказу от проекта. Проект «Молот» свернули в 2000-е, а ряд наработок использовали в конструкции вышеупомянутого танка БМ «Оплот». Потенциально неплохого, но представляющего собой типичный образец советской школы танкостроения, со всеми его достоинствами и недостатками.

«Молот» можно считать последней реальной попыткой украинских конструкторов (пусть и при участии российской стороны) построить новый танк, который не стал бы очередной версией Т-64 или Т-80. То, что появилось после него, можно вписывать в разряд фантазий. Позиционировавшийся как танк нового поколения Futurized Main Battle Tank с самого начала был просто смелым концептом. Его, напомним, представили «Укроборонпром» и «Спецтехноэкспорт» на выставке DEFEXPO India 2014. К тому времени страна уже не могла самостоятельно серийно выпускать настолько сложную технику.

Предполагалось, что танк получит двигатель 6ТД-4 мощностью 1500 л.с. или 6ТД-5 мощностью 1800 л.с. Мотор хотели расположить в передней части корпуса, а сразу за ним инженеры поместили обитаемый модуль. Как и в случае с российским Т-14, новый танк хотели снабдить необитаемой дистанционно-управляемой башней, а экипаж находился бы в специально изолированной бронекапсуле. В качестве главного калибра рассматривали 125-мм пушку «Витязь» или 140-мм перспективную «Багиру».

Еще одна популярная нынче «новинка» — комплекс активной защиты (КАЗ). В случае с FMBT им должен был стать «Заслон». К слову, отношение экспертов к этой системе неоднозначное. Некоторые говорят, что она не имеет принципиальных отличий от устаревших комплексов активной защиты советского периода, таких, как «Дрозд», и неспособна защитить танк от противотанковых средств поражения. С другой стороны, в апреле этого года турки стали оснащать «Заслоном-Л» модернизируемые М60. Да и слабо верится, что современный украинский ВПК мог предложить для проекта Futurized Main Battle Tank что-то принципиально лучшее. В качестве реальной альтернативы мог выступить разве что израильский «Трофи», который уже устанавливают не только на «Меркавы», но и на американские «Абрамсы». И который, по слухам, неплохо себя проявил.

«Тирекс»: призрак Т-64

После несколько странной презентации Futurized Main Battle Tank начали происходить совсем уж странные вещи. В 2016 году инженерная группа «Азов», до этого заявившая о себе боевой машиной поддержки танков «Азовец», явила на свет концепт с гордым именем «Тирекс». Аналогия с Т-14 возникла практически сразу. Тут и необитаемая башня, и три члена экипажа, сидящие в ряд в передней части ОБТ. Вооружение стандартное: 125-мм пушка (вероятно), пулеметы. Предлагалась динамическая защита в лице блоков «Нож» и «Дуплет». Снабжать концепт комплексом активной защиты не решились. Видимо, из-за цены, хотя могли быть и причины сугубо технологического плана. Зато появилась амбициозная идея интегрировать машину в современную единую информационно-командную сеть, дав ей, таким образом, превосходство над «Оплотом» и «Булатом».

Наконец, самое интересное: все это хотели сделать на базе… Т-64. И пустить в условную серию. Непонятно главное — зачем украинским бойцам, намучившимся с Т-64БМ «Булат», новые проблемы в лице неосвоенного сырого танка, выполненного на устаревшей основе. Разработчики позиционировали «Тирекс» как «танк переходного периода». Однако, по сути, и «Булат», и БМ «Оплот» являются таковыми. Во всяком случае, они далеки от мощнейших в мире танков и могут (в том виде, в котором есть) рассматриваться лишь как временное решение.

Будущего у разработки, очевидно, нет. Украинское Минобороны вроде бы выразило готовность сотрудничать и закупать эти танки, но едва ли стоит ожидать чего-то подобного. Сейчас Украина эксплуатирует сразу несколько разных советских ОБТ и их модификаций, что конечно, идет вразрез с любым понятием унификации. Появление нового «гостя» с сомнительными характеристиками никого в этой связи не обрадует.

Самое же последнее заявление украинской стороны о «танке нового поколения» появилось на сайте Украинского государственного концерна «Укроборонпром» в мае 2018 года. Речь шла о разработке силами Харьковского конструкторского бюро машиностроения им. А. А. Морозова боевой машины пехоты и танка. Сообщалось, что автоматизация позволит сократить число экипажа до двух, а мощность двигателя составит примерно 1500 л. с. Этим сведения ограничивались, что в целом логично. Проблема в том, что основные боевые танки — не самое важное для украинской армии. Современные бронетранспортеры, БМП, ПТРК и средства связи куда важнее. Мы уже не говорим о состоянии боевой авиации и ПВО, а также возможных закупках новой авиатехники. В силу этого, повторимся, вероятность появления у Украины нового танка «национальной» разработки крайне мала. А в будущем, вероятно, украинские специалисты будут рассматривать на замену Т-64 какую-нибудь версию «Леопарда» (если будут деньги) или китайского VT-4 (если нет).

18
Декабрь
0
16

Комментарии к записи: 0

Оставить комментарий
avatar