С-300 и С-400: реальные убийцы F-35 или переоцененные пустышки?

По результатам недавних событий в Сирии возобновились обсуждения современных средств противовоздушной обороны. Зарубежные военачальники сделали ряд заявлений о российских ЗРК, а кроме того, темой заинтересовалась иностранная пресса. Так, свою оценку имеющейся ситуации вокруг систем ПВО российского производства попыталось дать американское издание The National Interest.

23 апреля издание опубликовало в рубриках The Buzz и Security новую статью своего постоянного автора Дэйва Маджумдара с громким заголовком «Russia's S-300 or S-400: F-35 Killer or Overhyped?» – «Российские С-300 и С-400: убийцы F-35 или переоцененные пустышки?» Как ясно из названия, темой статьи стали российские зенитные ракетные комплексы, их боевая эффективность и оценки со стороны третьих лиц.

В начале статьи Д. Маджумдар указал, что американское военное ведомство поставило под сомнение эффективность систем ПВО российского производства. И сразу после этого он предлагает свою трактовку текущих событий.

Автор The National Interest полагает, что последние заявления Пентагона о российском оружии связаны с желанием повлиять на Турцию. Анкара приняла решение закупать российские ЗРК С-400, и это не устраивает Вашингтон. Одновременно с этим последние американские заявления противоречат наблюдаемым фактам. Соединенные Штаты и их союзники вкладывают сотни миллиардов долларов в малозаметные самолеты и крылатые ракеты большой дальности, тогда как средства защиты от них, производимые Россией, объявляются неэффективными.

Также Д. Маджумдар напоминает, что до брифинга 19 апреля американские военные обычно рассматривали комплекс С-400 в качестве угрозы. Ранее утверждалось, что такая система способна создать район A2/AD (т.н. ограничение и воспрещение доступа и маневра) и исключить работу противника.

Пентагон официально заявил, что все ракеты коалиции поразили свои цели на территории Сирии – несмотря на явно сомнительные утверждения российской стороны, согласно которым сирийская ПВО сбила большинство ракет. После ракетного удара представитель пресс-службы Минобороны США Дана Уайт рассказала, что Россия ошибочно заявляет об успехах сирийской армии. Утверждается, что часть ракет была сбита, но на самом деле были поражены все намеченные цели.

Также Д. Уайт прокомментировала работу сирийской противовоздушной обороны. По ее словам, все выпущенные ракеты «земля-воздух» стартовали уже после того, как ракеты США и союзников достигли своих целей. Также представитель Пентагона отметила, что российские средства ПВО оказались неэффективными. Как утверждается, через два дня после ракетного удара Россия и «режим Башара Асада» вновь показали неэффективность противовоздушной обороны, когда она случайно перешла в боевой режим.

Представитель Комитета начальников штабов генерал-лейтенант Кеннет Ф. Маккензи-младший чуть позже подтвердил данные Д. Уайт. Он рассказал, что во время ракетного удара по Сирии российские системы противовоздушной обороны были активны, однако не предпринимали никаких действий и не пытались сбить подлетающие ракеты. Генерал указал, что российская сторона следила за воздушной обстановкой. Кроме того, в районе находился самолет дальнего радиолокационного обзора и управления. Российские военные решили не участвовать в текущих событиях, и К. Маккензи не может сказать, почему они поступили именно таким образом.

Представитель Комитета начальников штабов подтвердил информацию о низкой эффективности ПВО на территории Сирии, однако сделал важную оговорку. Он допустил наличие существенной разницы между устаревшими комплексами, стоящими на вооружении сирийской армии, и современными системами, эксплуатируемыми российскими войсками. Генерал Маккензи также отметил, что та часть сирийской противовоздушной обороны, которая управляется российскими военными, активно работала и всесторонне противодействовала ракетной атаке. В связи с этим генерал делает выводы об отличиях разных комплексов под управлением военнослужащих двух стран. Хотя российская сторона ничего не сделала, она прямо связана с имеющимися в Сирии системами.

Дэйв Маджумдар полагает, что все заявления американских официальных лиц о неэффективности российских систем ПВО связаны не столько с недавним ударом, сколько с отношениями внутри НАТО и желанием удержать одного из партнеров. По его мнению, все эти слова адресованы Турции – своенравной союзнице США по Североатлантическому альянсу. Анкара желает купить российские зенитные комплексы С-400 «Триумф», а Вашингтон, в свою очередь, пытается отговорить ее от такого решения.

Ранее Дана Уайт заявляла, что американская сторона провела переговоры с турецкими коллегами, и их предупредили о проблемах с совместимостью техники. Так, комплексы российского производства вряд ли смогут работать со стандартными средствами связи и управления НАТО. Но в конечном итоге, по словам Д. Уайт, решение остается за Турцией. Ей предстоит самостоятельно решить, какие действия соответствуют ее стратегическим интересам.

В имеющейся ситуации, по мнению автора The National Interest, присутствует любопытная проблема. Если принять на веру слова представителей Пентагона о неэффективности российских зенитных систем, то возникает неприятный вопрос: зачем Соединенным Штатам вкладывать сотни миллиардов долларов в стелс-технологии и технику с их использованием? Эффективность российской ПВО издавна использовалась как оправдание возмутительно высокой цены стелс-самолетов. А после недавних заявлений такой аргумент пропадает. Оказывается, что угрозы, на которую должны были отвечать малозаметные образцы техники, попросту не существует.

После этого Д. Маджумдар напоминает стоимость наиболее известных программ в области малозаметной авиации. Программа разработки и строительства бомбардировщиков Northrop Grumman B-2 Spirit обошлась налогоплательщикам в 45 млрд долларов. Проект Lockheed Martin F-22 Raptor стоил почти 67 миллиардов. Стоимость текущей программы Lockheed Martin F-35 Joint Strike Fighter в итоге достигнет 406 миллиардов. Военно-воздушные силы США пока не публиковали финансовые планы на проект нового бомбардировщика Northrop Grumman B-21 Raider, но, по разным оценкам, на этот проект потратят 56 млрд долларов. Что важно, эти цифры отражают только стоимость разработки и строительства самолетов, но не включают в себя расходы на эксплуатацию.

Кроме самолетов в Соединенных Штатах разрабатываются авиационные средства поражения с характерными особенностями и возможностями. Создаются малозаметные крылатые ракеты большой дальности, самыми известными из которых являются JASSM-ER и LRSO. Вместе с ними разрабатываются и другие образцы оружия, способные преодолевать развитую противовоздушную оборону.

Почти всегда в качестве потенциальной грозы для таких ракет рассматриваются зенитные комплексы российского производства. И вновь возникает вопрос: какой в этом смысл, если ЗРК России на самом деле бесполезны? Можно вспомнить угрозу в лице Китая, но в это не снимает подобные вопросы. Китайские зенитные системы, напоминает The National interest, в основном являются копиями изделий российского производства.

Д. Маджумдар полагает, что на следующих слушаниях в Комитете по вооруженным силам сенаторам вновь предстоит услышать тревожные рассказы военачальников об угрозах, которые представляют собой российские зенитные комплексы С-300, С-400 и т.д. И в очередной раз такая угроза будет использована для оправдания выдающихся бюджетов разных проектов и программ. Вероятно, докладчики вновь будут говорить о российских зонах A2/AD в Калининградской области, в Крыму и других районах. Таким образом, цикл будет запущен заново.

 

* * *



Напомним, поводом для последних обсуждений эффективности зенитных комплексов российского производства стал ракетный удар НАТО по объектам на территории Сирии. В ночь на 14 апреля самолеты и корабли США, Великобритании и Франции запустили в общей сложности 105 крылатых ракет четырех типов. Результаты такого удара до сих пор являются темой споров на международном уровне, и постоянно появляются новые сведения, позволяющие скорректировать имеющуюся картину.

Уже 14 апреля российское министерство обороны сообщило, что сирийской ПВО удалось перехватить 71 ракету. Удар осуществлялся по десятку целей, и большинство из них не пострадало. Кроме того, в ряде случаев прорвавшиеся ракеты поразили не важные объекты, а вспомогательные постройки.

Через несколько дней свою версию огласило американское военное ведомство. По данным Пентагона, целью массированного удара были всего три сирийских объекта. Утверждалось, что все ракеты успешно добрались до своих целей, а ПВО Сирии оказалась бессильна. В итоге все намеченные цели были успешно поражены с многократным попаданием ракет разных типов. Именно после этих заявлений американские официальные лица стали говорить о неэффективности зенитных комплексов российского производства.

Как справедливо отмечает Дэйв Маджумдар, подобные заявления вряд ли связаны именно с Россией. Их адресатом, скорее, является Турция, желающая закупить вооружение российского производства. История с турецким тендером на приобретение зарубежных ЗРК тянется не первый год, и почти с самого начала сопровождается спорами официальных лиц. Ранее Вашингтон, недовольный желаниями Анкары, предупреждал ее о проблемах с совместимостью иностранной техники с системами НАТО. Теперь появился аргумент о недостаточной эффективности российских изделий.

Кроме того, заявления о неэффективных ЗРК способны ударить по репутации американских военных. Ранее они считали такие системы угрозой и поводом для создания не самой дешевой авиационной техники. Теперь же оказывается, что никакой угрозы не было, а все прошлые траты можно считать бессмысленными.

Картина событий резко изменилась 25 апреля, по результатам брифинга министерства обороны России. Согласно уточненным данным от российских военных, Сирия смогла сбить 46 ракет противника из 105 запущенных. Лишь 22 ракеты прорвались к своим целям. Однако главной новостью на брифинге стали обломки различных ракет производства стран НАТО. Российские военные представили фрагменты ракет SCALP, Tomahawk и т.д., на которых были отчетливо видны характерные следы от поражающих элементов зенитных ракет. Эти следы подтверждали эффективную работу противовоздушной обороны.

Теперь Пентагону необходимо прокомментировать данные от российских военных. При этом ему следует помнить о рисках для своей репутации. Согласившись с российской версией, американские военные признают неэффективность оружия. Продолжение поддержки версии о неэффективных российских ЗРК, в свою очередь, выставит самые современные образцы техники неоправданно сложными и дорогими. А далее, как считает Д. Маджумдар, следует ожидать новые слушания в Сенате, на которых российские ЗРК вновь превратятся в самую серьезную угрозу и повод для увеличения смет.

18
Декабрь
0
47

Комментарии к записи: 0

Оставить комментарий
avatar